На Главную Почитать Книги Орден Золотой Зари Тематические ссылки
"Современная психическая защита" "Тайное без вымыслов" "Эзотерическая философия любви и брака" "Мистическая Каббала" Другие работы Дион Форчун Дополнительные материалы

Назад | в Библиотеку | Дальше


Стандарты суждения

 

Когда искатель истины приходит к выводу, что оккультная наука дает объяснение жизни, удовлетворяющее требованиям его разума и что Путь Посвящения и есть Идеал, способный удовлетворить его душу, то каким должен быть его следующий шаг? Перед ним имеется широкий выбор литературы по данному предмету. Не вся она придерживается одинаковых точек зрения, хотя в существенных вопросах различные книги согласны между собой. Вокруг него находятся бесчисленные эзотерические организации, состязающиеся в том, чтобы привлечь его именно к себе. Будучи однажды принятым в эти круги, он войдет в соприкосновение со многими лицами, претендующими на его обучение и посвящение. Каково должно быть его отношение ко всему вышесказанному? Он успеет пройти очень недалеко по пути оккультизма, прежде чем осознает свою потребность в наставнике. Все книги будут говорить ему, что после определенного момента для его дальнейшего продвижения существенно важным является посвящение. Как ему получит это посвящение и, прежде всего, как узнать, которое из обществ, предлагающих ему свои услуги, способно исполнить то, что обещает.

В своих оккультных занятиях, а также в поисках наставника, которому в начале пути он должен стать приверженным, и чью дисциплину он должен принять, стремящемуся к посвящению следует искать три вещи: во-первых, правильные принципы; во-вторых, подлинные знания; в-третьих, здравый смысл и компетенцию, способные предотвратить ввержения наставником своих учеников в сумятицу или несчастья.

Как ученику проверить своего возможного будущего наставника по этим вопросам? Вправе ли он вообще проверять его? Мне приходилось слышать, как потенциальные наставники крайне негодовали по поводу самой идеи проверки их учениками. Они заявляют, что первое испытание, которое должен прийти ученик, — это признание им статуса. Если у него есть интуиция, доказывающая, что его стоит обучать, то он увидит, чем наставники являются во Внутренних планах и не будет надобности изучать их репутацию во внешнем плане.





Все это очень хорошо, и может быть правильным. Однако нет абсолютно никаких причин, по которым ученик не должен был бы подтвердить данные своего психизма, даже если они у него имеются, исследованиями, проведенными в физическом плане. Более того, вряд ли справедливо требовать от неподготовленного новичка в оккультизме, чтобы он доверял своему психизму в деле столь большей значимости, как выбор наставника, в чьи руки ему предстоит отдать себя. Так как, хотя настоящей клятвы в повиновении от него могут и не потребовать, остается фактом, что в начале пути неофит в весьма большой степени находится в руках посвящающего во всех практических вопросах. И если старший по рангу оккультист станет злоупотреблять своей властью, неофиту как минимум предстоит пережить весьма неприятный опыт. Истинный наставник-посвящающий станет оказывать негативное влияние на своего ученика или злоупотреблять своим превосходством в познаниях не больше, чем достойный уважения врач станет делать это со своим пациентом, или достойный уважения адвокат — со своим клиентом. Однако черную овцу можно найти в любой профессии; к несчастью, оккультный мир недостаточно организован, чтобы позволить себе официально лишать права воспроизводить своих черных овец. Поэтому будущему ученику следует старательно заботиться о себе особенно в первые дни, пока он еще «не вполне в курсе дела».

У наставника оккультизма с хорошей репутацией, которому нечего бояться, что эту репутацию кто-нибудь поможет подорвать, нет оснований возражать против ее изучения. Он должен быт готов ответить на вопросы того, кто вверяет свое духовное продвижение и душевное благополучие в его руки. Отчего бы ему не рассказать искренне настроенному ученику, как он получил подготовку, какова природа его контактов и источник его финансовой поддержки? Со стороны будущего ученика расспросить о подобных вещах — всего лишь разумная предосторожность. Если он проявит пренебрежение к имиджу наставника, то это можно расценить как беззаботность, недостаток разборчивости и здравого смысла.

Общеизвестно, что тот, кому нечего скрывать, не станет негодовать по поводу расспросов о себе. Учащийся вправе задавать вопросы и должен без колебаний отклонить услуги наставника, если тот не может или не желает отвечать.

На данном этапе поиска на горизонте начинает вырисовываться весьма важный вопрос о деньгах. Аксиомой оккультных наук является то, что никакая форма оккультной работы не может оплачиваться.

Можно принять как данность, что наставник. требующий определенную плату и не в меру цепляющийся за нее, вряд ли окажется одним из посвященных Правого Пути.

С другой стороны, следует помнить, что наставник или общество, к которому он принадлежит, конечно же, вправе потребовать возмещения взятых им на себя расходов за обучение. Печники не станут работать бесплатно, а лекционные помещения необходимо обогревать, убирать, а также платить собственнику за их использование. Вполне разумно, взять плату за стоимость того, что передается на физическом плане, поскольку кто-то потратился на это из своего кармана. Текущие расходы любого движения обычно покрываются умеренной платой. Такая плата несоразмерна с оккультной работой. Расчеты за нее следовало бы производить чеками, а не наличной валютой данной страны.

В этой связи возникает и другая проблема. Наставник оккультизма должен как-то жить, и если у него нет для этого личных средств, ему приходится иметь какоенибудь доходное занятие, либо жить за счет своей оккультной работы. Если эта работа достаточно обширна и забирает у него много времени, он вынужден либо урезать свою работу, либо отказаться от своей профессии. При таких обстоятельствах вправе ли оккультист позволить себе, чтобы его эзотерическая деятельность давала ему средства на жизнь? Да, если это делается правильно. То есть если он явным и открытым образом никогда не допускает, чтобы его вознаграждение выглядело как делание денег, и если оно является просто поддержкой для продолжительной работы, и при этом весьма скромной.

Ищущий посвящения должен понимать, что его наставнику необходимо платить, и не требовать, чтобы он питался воздухом. Но у него должно возникнуть законное сомнение в отношении адепта, чьи ученики видят в занятиях с ним дорогостоящее развлечение.

Крайне необходимо также, чтобы ищущий удостоверился в чистоте высокой репутации оккультной школы. Как указывалось в предыдущей главе, оккультизм нередко используется в качестве прикрытия для постыдных дел. Оккультные силы, особенно сконцентрированные с помощью ритуала, если они не полностью поняты и не контролируются надлежащим образом, несомненно действуют как стимуляторы на низменные стороны человеческой природы — самовозвеличивание и похоть.

Ищущий может составить представление о степени чистоты школы на основании характеров и поведения ее лидеров. Какого типа люди достигают продвижения в этой школе?

Следует заметить, что качества, которые ему рекомендуется искать, представляют собой совершенно светские добродетели. Духовность, набожность, психизм, оккультные способности — все это не входит в число тех качеств, по которым распознается истинная оккультная школа. Почему же ищущему дается совет не искать тех вещей, которые он более всего желал бы найти? По двум причинам: во-первых, поскольку эти вещи легко имитируются; во-вторых, потому, что обладатели высших духовных качеств не выставляют их напоказ для всеобщего обозрения, а человек, внезапно впадающий в транс на глазах публики, может оказаться скорее эпилептиком, нежели адептом.

Подлинный оккультист тщательно охраняет все соответствующие феномены и станет демонстрировать свою силу лишь людям, завоевавшим его доверие. В любом случае, способность создавать эти феномены, хотя и служит доказательством знаний, но не является доказательством чистоты, Человек может обладать величайшими психическими способностями и быть при этом величайшим жуликом. Между оккультными способностями и духовностью нет прямой связи. Реальное значение в оккультной науке имеет не способность творить чудеса или переживать восхитительный опыт, а проникновение в смысл жизни и вселенной, которое дает эта наука, а также присущая ее дисциплинам способность возвышать разум к духовному осознанию.

Если будем смотреть на оккультизм как на средство достижения духовных, а не магических целей, нам откроется правильная перспектива. Психические феномены суть несущественные побочные продукты реальной работы. Это и есть то разграничение, руководствуясь которым, посвящающий отсеивает своих учеников. Ему известно, что тот, чей интерес сосредоточен на чудесном, никогда не вырастает в серьезного учащегося. Поэтому он не склонен привлекать возможного ученика с помощью демонстрации различных феноменов, ведь он знает, что из того, кого привлечет подобная демонстрация, не сможет найти хорошего ученика. Это совсем другой тип людей. Оккультист, выставляющий феномены напоказ всем без разбора, либо слишком невежествен, либо слишком неразборчив в средствах, чтобы заботиться об этом.

Что касается оценки тех реальных знаний, которыми предположительно обладает наставник, то соискателю опять же следует определить уровень старших учеников, окружающих адепта. Сам он в качестве аутсайдера не в состоянии составить какое-либо мнение из первых рук, поскольку существует такая закономерность: чем больше оккультист знает, тем меньше он общителен. Следовательно, наилучший способ выработать мнение — проанализировать, какого типа ученики достигают высших степеней. Являются ли они людьми выдающихся интеллектуальных и духовных качеств?

Плохо характеризует наставника также отсутствие у него помощников среди учеников. Если он осуществляет руководство системой посвящения, у него должны быть ученики, стремящиеся к тому, чтобы стать самостоятельными адептами. И если он сможет воспользоваться их услугами, он будет только счастлив, ибо облегчит тяжесть своего бремени и расширит масштабы своей работы. Там же, где лидер находится далеко от учеников, как звезда от земли, наверняка имеет место одно из двух — либо у него нет системы, которой он мог бы помогать ученикам продвигаться вперед, либо он настолько ревнив и завистлив, что не желает передавать кому-либо и что-либо из своих знаний, дабы не выращивать себе соперников. В этом случае от него как от наставника мало пользы.

 

Устанавливая контакт с наставником, нужно быть очень осторожным, если известно, что он интересуется политической деятельностью. Лица, стремящиеся создать организацию для достижения скрытых целей, с незапамятных времен находили в оккультной системе благодатную почву. Впутаться в такую организацию означает обеспечить себе неприятности. Всякий, кто занимает заметное положение в каком-либо духовном движении, обязан оставить политику во имя того, чтобы быть честным со своими последователями. Несправедливо скармливать людям политику и религию с одной и той же тарелки.

Кроме общего беспорядка, дискомфорта и ссор, неизбежных в организации, руководимой непрактичным наставником, — то есть вещей, определенно не дающих возможности нормально работать, имеется реальная опасность того, что значительные оккультные силы окажутся в состоянии эмоционального беспокойства, а это может привести, как минимум, к временному нарушению равновесия. Если наставник не обладает достаточными знаниями о том, как управлять разумом, чтобы заставить свой собственный разум функционировать эффективно, маловероятно, чтобы он был способен безопасно провести учеников через трудные фазы оккультного развития, когда разум «переключается» с одного типа сознания на другой. Оккультная подготовка должна вести к прояснению сознания и увеличению его способностей. Если какая-либо система создает общую нескоординированность и невротические условия, ее следует избегать.

Подлинная система посвящения на мирском плане проявляет себя в гармоничной упорядоченности всего. Если адепт сам пребывает в расстройстве и смятении, не уподобится ли он слепому поводырю слепых, который пытается учить более глубокому пониманию жизни и ее законов?

Есть также немало причин, по которым ложные свидетельства могут исходить даже от лиц, руководствующихся правильными принципами. Многие пытаются экспериментировать в области практического оккультизма, не имея ни малейшего представления о том, чем он является на самом деле, и, игнорируя указания своего наставника, обжигают на этом пальцы. К тому же, бывают случаи, когда люди добровольно вызываются ассистировать в каком-либо трудном и опасном оккультном предприятии — например, в охоте на черного мага — и в критический момент им отказывают нервы. Признают ли эти люди, что их храбрость не смогла сравниться с их любопытством? Им нужно как-то объяснить дезертирство, и чем более горько им будет сознание своей неудачи, тем резче будут их обвинения в адрес лидера, которого они «покинули».

Следует также помнить, что в нашем современном обществе очень велика душевная неуравновешенность и ничто не вызывает ее вспышки быстрее, чем любые попытки занятий практическим оккультизмом.

Оккультизм представляет собой залежи богатой руды, хорошо вознаграждающей за усилия, и тот факт, что большая часть ее требует много труда для выплавки из нее и очищения металла, не должен отпугивать. Эти поиски, однако, не для людей, нетвердых духом, невежественных или доверчивых. Для безопасного занятия такими поисками необходимы: живая духовная вера, уравновешенность и глубокое знание психологии подсознания.


Назад | в Библиотеку | Дальше