На Главную Почитать Книги Орден Золотой Зари Тематические ссылки
"Современная психическая защита" "Тайное без вымыслов" "Эзотерическая философия любви и брака" "Мистическая Каббала" Другие работы Дион Форчун Дополнительные материалы


Тайное в оккультных братствах

 

Само слово «оккультный» означает «скрытый». Оккультная наука всегда жила согласно своему названию. Несомненно, что это способствовало широкому распространению различных слухов, однако опыт всегда скрывался под капюшоном. Капюшон не откидывался даже в те времена и в тех странах, где факты оккультизма признавались. Мистерии пользовались уважением, а сторонник учения избегал почитания столь же тщательно, сколь и преследования.

Часто, и не без причины, задают вопрос: откуда такая секретность. Разве другие ученые не обнародуют свои открытия ради пользы человечества? Почему же тогда ученые оккультисты должны скрывать знания, имеющие, как признано, неоценимое значение для духовного подъема человека, к которому он так стремится? Скрывать в себе знания, которые следовало бы широко распространить для пользы человечества — значит бояться прослыть шарлатаном, стремящимся нажиться на слабостях братьев, или не желать выпустить из своих рук средства самовозвышения.

Истинно оккультные ордены существуют с незапамятных времен, когда они вели работу и разрабатывали свои системы преимущественно в условиях, весьма отличных от нынешних. Прежде всего, они вынуждены были вести работу среди значительно менее развитого населения в сравнении c тем, что окружает их сейчас, в те времена преследование означало нечто более ощутимое, чем суровые слова. Некоторые оккультные знания или по крайней мере искренняя вера в силу оккультизма, всегда сохранялись среди допущенных в храм, и ничто не доставило бы правителям страны большего удовольствия, чем превращение тайных братств в оружие их политической власти. Время от времени им удавалось добиться своей цели, но каждый раз это сопровождалось коррупцией и падением таких проституированных мистерий. Поэтому не приходится удивляться, что столь частые выражения непонимания, преследования и эксплуатация в конце концов послужили хорошим уроком для них. Оккультные братства сделались и остаются до настоящего времени тайными орденами во всех смыслах этого слова.

Времена однако меняются, и есть все основания просить хранителей Древней Мудрости пересмотреть свои позиции и указать, какую часть находящихся в их ведении знаний можно, без опасения причинить вред, сделать доступной для большей части человечества.





Эта открытая часть учения всегда должна определяться способностями воспринимающего. Оккультные братства никогда не должны открывать миру больше, чем тот может воспринять. Как скорость движения конвоя всегда зависит от скорости движения самого тихоходного из судов, так и объем раскрываемых знаний из Мистерий должен определяться возможностями наименее развитого из возможных слушателей.

Пятьдесят лет тому назад был проведен эксперимент по ознакомлению широкой публики с ТЕОРИЕЙ оккультизма. Вестником для этой цели была избрана Елена Петровна Блаватская. Она изложила основные принципы оккультной космогонии и философии. Ее идеи сыграли роль закваски для мышления нашего века и глубоко изменили его позиции. Ее горькие обвинения в адрес науки и теологии того времени были бы неприменимы к нашим дням, но ее миссия достигла своей цели. Однако Блаватская не раскрыла modus operandi — тех простых чудес, которые она творила.

Большинство изучающих оккультную науку несомненно поняли, что она интересуется духовной стороной вещей — ментальностью человека, разумом природы, а также неорганизованным материалом, который является сырьем для формирования разума. Они знают, что теоретически всем этим можно манипулировать лишь с помощью силы человеческого разума. Во многих школах учат, что единственный способ продвижения — это тренировка человеческого разума. Некоторые ученики, однако, поняли, что пытаться контролировать духовную сторону знаний с помощью невооруженного разума — это все равно, что выполнять какую-либо работу голыми руками. Человек — это животное, пользующееся орудием труда, и оккультист не является исключением из правил. Поэтому именно знание орудий оккультизма просветленные так старательно скрывают. Подобно каменщику, который пользуется в своей работе инструментами и механическими приспособлениями, дающими ему возможность справляться с весом, непосильным для его мышц, оккультист использует в своих ритуалах и при произнесении «могущественных слов» психический эквивалент рычага, противовеса и блока.

Формулы оккультизма выглядят так же, как и математические формулы, в том смысле, что они дают возможность получения определенных конечных результатов на основании изученных в прошлом и слишком хорошо известных материалов, так что каждому новому ученику не нужно заново открывать их. Тем не менее, мудрый наставник постарается убедиться, что его ученик способен проделать необходимые расчеты и глубоко понимает лежащие в их основе принципы, и лишь после этого дает ему формулу заклинания (мантру) или «могущественное слово», служащее своего рода механическим приспособлением, действующим во Внутренних планах. Когда настоящий оккультный орден передает секреты своих ступеней, он в самом деле передает посвященным ежедневный порядок действий и таблицу логарифмов, соответствующих плану, относящемуся к данной ступени. Госпожа Блаватская, опубликовавшая «Тайную доктрину» и «Покрывало Индии», раскрыла миру ровно столько знаний Тайной Мудрости, сколько мог воспринять ученик из книги по астрологии, не имея доступа ни к ежедневному распорядку, ни к логарифмам. Он действительно может наблюдать небеса, разрабатывать собственные таблицы и вести собственные расчеты движения небесных тел, но для этого он должен быть гением в математике. И все равно это будет пустой тратой времени, так как миру уже известны соответствующие знания.

В такой же мере это относится и оккультизму. Его принципы изложены в литературе, называемой множеством эзотерических обществ. В ней содержится достаточно сведений, чтобы студент мог увидеть смысл концепций оккультной науки, но этого никак не достаточно, чтобы он получил возможность ДЕЛАТЬ что-либо, выходящее за рамки некоторых упражнений в весьма скромном и ненадежном психизме (в значительной степени фальсифицированном воображением), для контроля которого у него нет средств.

Таким образом, мы можем считать, что принципы оккультизма даны миру с позволения Старших братьев такими авторами, как Елена Блаватская, Рудольф Штайнер, Элифас Леви, Папюс, Уэсткотт, Мейзерс и другими, имеющими такой же ранг и степень учености. Они заслужили право считаться посвященными в Тайную Мудрость; однако при этом следует помнить, что modus operandi все еще старательно скрывается, и не каждый посвящающий, призывающий Имя Господне, может называться нашим Отцом.

Оккультные знания, дарящие практическую силу, должны, как и прежде, оставаться на замке. Эта охрана знаний, дающих силу, не является особенностью оккультных братьев — медики поступают подобным образом.

Знание, охраняемое тайными братствами, обладает слишком большой силой, чтобы им можно было пользоваться без разбора, и охраняется не как мелкий профессиональный секрет, и так, как охраняется право изготовлять и выдавать лекарства — в целях безопасности публики. Можно, конечно, задать вопрос: а не лучше ли вообще не заниматься оккультизмом, если это столь опасно? Если препарат имеет достаточную силу, чтобы действовать как средство излечения, то он является также достаточно сильным, чтобы нарушить метаболическое равновесие или разрушить ткани организма, если этим препаратом пользоваться не в тех случаях и не в тех количествах. Это касается и оккультной науки. Поскольку она обладает достаточной силой, чтобы поднять разум до высшего сознания, то при неблагоприятных условиях она оказывается достаточно сильной, чтобы разрушить его. Например, если мы знаем о колоссальных возможностях техники гипноза, даже в том виде, в котором он практикуется медиками, и понимаем, что это — утечка из Мистерий, в которых частью ритуала был трехдневный каталептический транс, то можем себе представить, что может случиться, если оккультные знания попадут не в те руки. Сама по себе сила, скрытая в этих знаниях, не является ни хорошей, ни плохой, она может служить как восстановлению, так и разрушению. Это целиком зависит от мотивов ее применения. Можно ли в таком случае обвинять хранителей этого опасного света, если они принимают все меры предосторожности для того, чтобы убедиться, что он попадет лишь в чистые и надежные руки? Можно быть уверенным, что забота о секретности в оккультных школах не будет ослаблена до тех пор, пока произойдет полное перерождение человеческой природы.

Хранители Тайной Мудрости стремятся передать ее тем, кто достоит ее, но найти подходящих учеников не так легко. С другой стороны, есть очень много ищущих просветления, которые жалуются на то, что Наставники не стремятся стать достаточно известными, что лишает их возможности совершенствоваться. Поиск Наставника является для ищущего одним из испытаний.

Бесполезно жаловаться на отсутствие указателей: для тех, кто умеет читать, указатели существуют.

Не следует, однако, забывать, что хотя в наши дни преследования оккультистов не заканчиваются виселицей или костром, они могут обретать более утонченные формы, и поэтому в оккультных братствах существуют очень строгие обязательства относительно соблюдения тайны членства и места собраний, Если человеку захочется заявить, что он изучает Тайную Науку, он вправе сделать это, но у него имеется не только право, но и обязанность хранить тайну об определенных видах деятельности. Мысль противника, направленная на оккультное действие, может помешать его свершению, и поэтому всегда необходимо хранить в тайне место храма и имена братьев.

Есть, однако, одно справедливое обвинение, которое можно адресовать Хранителям Тайной Мудрости. Сделали ли они все необходимое для проповеди на рыночной площади, для обучения во Внешнем Дворе Храма? Почему случилось так, что в Европу пришлось привозить Восточную Традицию? Душа, однажды прошедшая посвящение в оккультной традиции, достаточно легко находит путь возвращения в старую школу, если она достигает духовной зрелости в каждом воплощении. В этом случае секретность братьев не является препятствием. У нее есть допуск, и она без преград проникает сквозь покрывало тайны. Но для души, узнавшей все, чему только ее может научить эволюция и желающей впервые вступить на Путь дело обстоит иначе. Из-за недостатка знаний она теряет много времени и усилий и вполне может сказать Хранителю Мистерий: «Пусть ваш свет воссияет над людьми так ярко, что они увидят ваши добрые дела и восславят вашего Отца, сущего на Небесах». Аванпостом Восточной Традиции является Теософское Общество. Имеется ли ему эквивалент в Западной Традиции?

Не следует забывать, что традиции имеют национальный характер. То, что великий посвященный, Рудольф Штайнер, сделал для народов, говорящих на немецком языке, кто-то должен сделать для тех, кто говорит на романских или на англосаксонских языках.

Много раз в истории народов Запада свет оккультной науки подавлялся на физическом плане, и столь же част он снова загорался от искры Восточного алтаря. Неважно, были ли это Друзы из Ливана или Махатмы из Гималаев, поскольку в наивысшем есть лишь Один Свет, и огонь имеет всюду одну и ту же природу — как материальный (из углей), так и духовный.


Назад | к Оглавлению | Дальше